Большой китайский номер
В этом выпуске
Июль 2022
На азиатских рынках будет жестче, чем в Европе — Глава Национального ESG Альянса Андрей Шаронов в эксклюзивном интервью ESG GAZETA
Главная тема: разворот России на Восток и нужно ли России и Китаю создавать альтернативу западному подходу к ESG
Китайский словарь ESG
Китай: мифы или реальность. Пекинский смог, загрязнение Амура, «китайская угроза» Дальнему Востоку и города-призраки
Бизнес-экспресс. Что российский бизнес думает о сотрудничестве с Китаем в сфере ESG
ESG-кейсы. Как китайские компании придумывают свои ESG-проекты
ESG Азия–2022. Календарь событий по повестке устойчивого развития в Азиатско-Тихоокеанском регионе
Китай — вторая экономика мира, страна, демонстрирующая устойчивый рост на протяжении последних десятилетий. И это общеизвестные факты.
Письмо читателям
Но каким образом экономические и социальные изменения, рост благосостояния и смена поколений отражаются на понимании Китаем своего места в глобальной повестке устойчивого развития? Что такое ESG в Китае и как китайские компании определяют для себя целеполагание в этой сфере? Почему Китай активно сотрудничает с ESG-регуляторами Евросоюза?
Дорогие друзья!
И наконец, самое главное для нас: насколько применим в России опыт Китая в свете заявленного Россией разворота на Восток? Сможет ли Китай стать альтернативой в условиях приостановки сотрудничества российских компаний с западными рейтинговыми агентствами? Возможна ли российско-китайская ESG-кооперация и как она может выглядеть?
Вопросов много.
ESG GAZETA постаралась найти ответы, подготовив для вас специальный китайский номер.
Александр Брискин
Главный редактор ESG GAZETA, директор практики ESG-коммуникаций «Михайлов и Партнёры»

1
«На азиатских рынках будет жестче, чем в Европе»
Прямая речь
ESG GAZETA побеседовала с генеральным директором Национального ESG Альянса Андреем Владимировичем Шароновым
Россия совершает экономический и политический разворот в сторону Востока, Юго-Восточной Азии, дружественных стран Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР). Андрей Владимирович, как Вы считаете, будет ли отечественная ESG-повестка также переориентирована на эти рынки?
Андрей Шаронов: Думаю, да, но с определенными нюансами, зафиксированными исследованием, которое Национальный ESG Альянс провел совместно с компанией Kept (ранее KPMG). Мы проанализировали инфраструктуру и правовые условия хозяйствования на азиатских, юго-восточных и ближневосточных рынках (13 стран и 19 бирж). Общая картина выглядит следующим образом: все страны в большей или меньшей степени определили национальную повестку устойчивого развития, приняли свои собственные документы, но при этом сейчас в основном ориентируются на уже существующие международные стандарты. И в этом смысле переориентирование на восточные рынки совершенно не означает освобождение от ESG-повестки. Российские компании продолжат, возможно, с некоторыми коррективами работать в системе международных ESG-стандартов. Более того, требования Гонконгской биржи к эмитентам, которые размещают свои бумаги, акции или облигации, выглядят даже строже, чем требования на Лондонской бирже. То есть бенчмарки в Азии уже достаточно высоки. Плюс не надо забывать, что наш сосед и давний партнер Китай, который является страной номер один по выбросам, берет на себя амбициозные планы по сокращению выбросов, и уже много лет занимается не только развитием национального законодательства, но и гармонизацией китайского и европейского законодательств. Это касается таксономии, других вопросов. Поскольку сегодня Китай начинает играть еще большую роль в нашей внешней торговле и экономических связях, нам также придется ориентироваться на его внутреннее законодательство, которое, как я отмечал, сближается с европейским. Поэтому все требования для наших экспортеров остаются актуальными.
Андрей Шаронов: Думаю, да, но с определенными нюансами, зафиксированными исследованием, которое Национальный ESG Альянс провел совместно с компанией Kept (ранее KPMG). Мы проанализировали инфраструктуру и правовые условия хозяйствования на азиатских, юго-восточных и ближневосточных рынках (13 стран и 19 бирж). Общая картина выглядит следующим образом: все страны в большей или меньшей степени определили национальную повестку устойчивого развития, приняли свои собственные документы, но при этом сейчас в основном ориентируются на уже существующие международные стандарты. И в этом смысле переориентирование на восточные рынки совершенно не означает освобождение от ESG-повестки. Российские компании продолжат, возможно, с некоторыми коррективами работать в системе международных ESG-стандартов. Более того, требования Гонконгской биржи к эмитентам, которые размещают свои бумаги, акции или облигации, выглядят даже строже, чем требования на Лондонской бирже. То есть бенчмарки в Азии уже достаточно высоки. Плюс не надо забывать, что наш сосед и давний партнер Китай, который является страной номер один по выбросам, берет на себя амбициозные планы по сокращению выбросов, и уже много лет занимается не только развитием национального законодательства, но и гармонизацией китайского и европейского законодательств. Это касается таксономии, других вопросов. Поскольку сегодня Китай начинает играть еще большую роль в нашей внешней торговле и экономических связях, нам также придется ориентироваться на его внутреннее законодательство, которое, как я отмечал, сближается с европейским. Поэтому все требования для наших экспортеров остаются актуальными.
По каким направлениям возможна ESG-интеграция с Китаем?
Я думаю, что рано или поздно Китай придет не только к идее трансграничного углеродного регулирования (ТУР), но и к введению этой практики, поскольку окажется в похожей ситуации, торгуя с Европой и Америкой. И Китай будет добиваться того, чтобы входящие товарные потоки, вся цепочка поставок тоже работали по этим правилам. Поэтому тема ТУР, которая была алармистской для России в связи с введением с 2026 года углеродного регулирования в Европе, остается актуальной для нас и в контексте взаимоотношений с Китаем. При этом по содержанию это будут очень схожие процессы в силу гармонизации китайского и европейского регулирования.
Я думаю, что рано или поздно Китай придет не только к идее трансграничного углеродного регулирования (ТУР), но и к введению этой практики, поскольку окажется в похожей ситуации, торгуя с Европой и Америкой. И Китай будет добиваться того, чтобы входящие товарные потоки, вся цепочка поставок тоже работали по этим правилам. Поэтому тема ТУР, которая была алармистской для России в связи с введением с 2026 года углеродного регулирования в Европе, остается актуальной для нас и в контексте взаимоотношений с Китаем. При этом по содержанию это будут очень схожие процессы в силу гармонизации китайского и европейского регулирования.
Вы сказали, что ESG Альянс проводит анализ ситуации на азиатских рынках. Чем еще, кроме аналитической работы, будет заниматься Национальный ESG Альянс?
ESG Альянс был создан в январе текущего года, а активно приступил к деятельности фактически в мае. То есть мы очень молодая организация, нам еще нет и 2 месяцев. Но мы образовались в стране, которая уже несколько лет идет по пути гармонизации с международными трендами и требованиями законодательства в области устойчивого развития, корпоративного управления, социальной ответственности. Мы работаем в стране, где многие компании уже более 10 лет публикуют нефинансовую отчетность, в стране, где уже выпущены, например, Банком России рекомендации по нефинансовой отчетности, в стране, где принята стратегия низкоуглеродного развития, которая предполагает выход на нулевые выбросы к 2060 году. Это очень ответственные и, прямо скажем, тяжелые обязательства для российской экономики и бюджета.
ESG Альянс был создан в январе текущего года, а активно приступил к деятельности фактически в мае. То есть мы очень молодая организация, нам еще нет и 2 месяцев. Но мы образовались в стране, которая уже несколько лет идет по пути гармонизации с международными трендами и требованиями законодательства в области устойчивого развития, корпоративного управления, социальной ответственности. Мы работаем в стране, где многие компании уже более 10 лет публикуют нефинансовую отчетность, в стране, где уже выпущены, например, Банком России рекомендации по нефинансовой отчетности, в стране, где принята стратегия низкоуглеродного развития, которая предполагает выход на нулевые выбросы к 2060 году. Это очень ответственные и, прямо скажем, тяжелые обязательства для российской экономики и бюджета.
Сейчас мы занимаемся исследованиями, которые отвечают на вопросы, важные для членов и учредителей ESG Альянса. Нам необходимо обозначить пробелы, которые возникли в связи с уходом с российского рынка международных организаций. Ведь компаниям-экспортерам не выгодно, чтобы тренд прерывался. Они хотят продолжать выпускать отчеты, получать рейтинги. А с этим сегодня большие сложности, и наша задача — компенсировать уход части мировой инфраструктуры для того, чтобы российские игроки оставались по-прежнему в ESG-тренде. Поэтому мы рассматриваем себя как часть национальной ESG-инфраструктуры, оказывающей поддержку российскому бизнесу, активно работаем над заменой выпавших элементов, приближая их по качеству к привычным международным, чтобы нам не требовался «переводчик для понимания текстов и контекста повестки».
Сейчас мы занимаемся исследованиями, которые отвечают на вопросы, важные для членов и учредителей ESG Альянса. Нам необходимо обозначить пробелы, которые возникли в связи с уходом с российского рынка международных организаций. Ведь компаниям-экспортерам не выгодно, чтобы тренд прерывался. Они хотят продолжать выпускать отчеты, получать рейтинги. А с этим сегодня большие сложности, и наша задача — компенсировать уход части мировой инфраструктуры для того, чтобы российские игроки оставались по-прежнему в ESG-тренде. Поэтому мы рассматриваем себя как часть национальной ESG-инфраструктуры, оказывающей поддержку российскому бизнесу, активно работаем над заменой выпавших элементов, приближая их по качеству к привычным международным, чтобы нам не требовался «переводчик для понимания текстов и контекста повестки».
Вы можете стать таким «переводчиком»?
Может быть. Я думаю, что, несмотря на всю тяжесть ситуации, вопросы климата, скорее всего, будут действительно интересовать всех зарубежных партнеров, в том числе из так называемых недружественных стран. Все-таки климат — явление глобальное, и нельзя заниматься климатом, не принимая во внимание ситуацию с выбросами парниковых газов в России, которая является четвертой страной в мире по объему этих выбросов. В противном случае нивелируются усилия остальных государств. В этой сфере добиваться результатов можно только сообща.
Может быть. Я думаю, что, несмотря на всю тяжесть ситуации, вопросы климата, скорее всего, будут действительно интересовать всех зарубежных партнеров, в том числе из так называемых недружественных стран. Все-таки климат — явление глобальное, и нельзя заниматься климатом, не принимая во внимание ситуацию с выбросами парниковых газов в России, которая является четвертой страной в мире по объему этих выбросов. В противном случае нивелируются усилия остальных государств. В этой сфере добиваться результатов можно только сообща.
Относительно ситуации с санкциями, начинающимся энергетическим кризисом в Европе, где уже обсуждаются вопросы «расчехления» угольной промышленности, закрытых станций, возврата к атомной энергетике. Как все это влияет на зеленую повестку в мире?
Видно, что это уже очень серьезно влияет на зеленую повестку в мире, поскольку продлились так называемые переходные периоды. И сам факт возврата к угольной энергетике и другим, более «грязным» технологиям, это де-факто подтверждает. Что из этого получится? Я думаю, что мы еще не почувствовали всей глубины кризиса ни в энергетике, ни в области продуктов питания, сельского хозяйства, удобрений для сельского хозяйства. Это будет, возможно, самый серьезный кризис со времен окончания Второй мировой войны, и, конечно, он повлияет на возможности стран придерживаться своей климатической повестки. Согласно пирамиде Маслоу мы движемся вниз. Сейчас мы вынуждены (в данном случае я говорю о мире) заботиться о базовых потребностях, связанных с физическим выживанием, поскольку речь идет о пропитании, об обогреве, о возможности передвигаться на транспорте. Все становится как минимум более дорогим, а как максимум менее доступным. Это отвлекает ресурсы от более высоких целей пирамиды Маслоу, к которым, конечно же, относятся климатические вопросы. Это временный откат, но он неизбежен. При этом я считаю, что мы не должны сильно опускать планку и говорить о том, что теперь вопросы климата и экологии не актуальны. Это неправильно, потому что достижения в этой области уже были достаточно большие и компании, производители держали себя в тонусе для того, чтобы следовать внутренним и, особенно, внешним бенчмаркам. Это важно и для общества. У нас, например, большие проблемы с твердыми бытовыми отходами. Мы должны стимулировать добросовестное поведение в сфере сбора отходов. Здесь играет большую роль отношение и правительства, и крупных компаний, которые могли бы демонстрировать следующую позицию: несмотря на сложности, мы остаемся в повестке устойчивого развития. Потому что мы здесь живем, потому что это влияет на качество жизни, потому что если мы сейчас отпустим эту ситуацию, возврат будет более дорогим.
Видно, что это уже очень серьезно влияет на зеленую повестку в мире, поскольку продлились так называемые переходные периоды. И сам факт возврата к угольной энергетике и другим, более «грязным» технологиям, это де-факто подтверждает. Что из этого получится? Я думаю, что мы еще не почувствовали всей глубины кризиса ни в энергетике, ни в области продуктов питания, сельского хозяйства, удобрений для сельского хозяйства. Это будет, возможно, самый серьезный кризис со времен окончания Второй мировой войны, и, конечно, он повлияет на возможности стран придерживаться своей климатической повестки. Согласно пирамиде Маслоу мы движемся вниз. Сейчас мы вынуждены (в данном случае я говорю о мире) заботиться о базовых потребностях, связанных с физическим выживанием, поскольку речь идет о пропитании, об обогреве, о возможности передвигаться на транспорте. Все становится как минимум более дорогим, а как максимум менее доступным. Это отвлекает ресурсы от более высоких целей пирамиды Маслоу, к которым, конечно же, относятся климатические вопросы. Это временный откат, но он неизбежен. При этом я считаю, что мы не должны сильно опускать планку и говорить о том, что теперь вопросы климата и экологии не актуальны. Это неправильно, потому что достижения в этой области уже были достаточно большие и компании, производители держали себя в тонусе для того, чтобы следовать внутренним и, особенно, внешним бенчмаркам. Это важно и для общества. У нас, например, большие проблемы с твердыми бытовыми отходами. Мы должны стимулировать добросовестное поведение в сфере сбора отходов. Здесь играет большую роль отношение и правительства, и крупных компаний, которые могли бы демонстрировать следующую позицию: несмотря на сложности, мы остаемся в повестке устойчивого развития. Потому что мы здесь живем, потому что это влияет на качество жизни, потому что если мы сейчас отпустим эту ситуацию, возврат будет более дорогим.

2
ESG GAZETA спросила экспертов о возможности формирования ESG-союза с Китаем
Главная тема
Доктор исторических наук, профессор, врио директора Института Дальнего Востока РАН
Алексей Маслов
Кандидат экономических наук, руководитель Сектора экономики и политики Китая ФГБНУ «Национальный исследовательский институт мировой экономики и международных отношений имени Е.М. Примакова Российской академии наук»
Сергей
Луконин
Старший вице-президент по ESG ПАО Сбербанк
Татьяна Завьялова
Исполнительный директор «Некоммерческого партнерства «Российско-Китайский Деловой Совет»
Евгений Маркин
Насколько возможно сближение российской и китайской ESG-систем? Нужно ли это России и Китаю?
Алексей Маслов: У нас с Китаем сильно различается законодательная база. Дело в том, что Китай развивает ESG-систему в течение последних 15−20 лет. И за последние 5−8 лет были приняты новые законы, которые жестко регулируют правила поведения предприятий, отдельных провинций, областей. Поэтому китайские законы, как ни странно, значительно более жесткие, чем законы российские. И технические требования у Китая значительно более жесткие.

Сегодня Китай вкладывает очень большие средства в «отбеливание» своего образа, потому что долгое время говорили, что Китай — это дешевые и грязные технологии. И хотя Китай уже давным-давно изменился, он до сих пор считается страной экологически необразованной. Но это уже не так. И если Россия поддержит ряд китайских инициатив, то для Китая это будет очень большой плюс. Второй (очень важный) момент — практически все крупные предприятия Китая следуют самым жестким стандартам, что приводит к удорожанию производства. Как следствие, Китай хочет продавать свою продукцию дороже, объясняя это тем, что она сделана по высоким стандартам. И Россия в данном случае очень важна для Китая в качестве такого рынка сбыта, потому что, например, для покупателей из стран Юго-Восточной или Центральной Азии основной критерий — дешевизна товара. И третий момент: Китай несколько раз подходил к идее создания широких коалиций или ассоциаций в этой сфере. И он нуждается в стране, которая сможет поддержать в этом вопросе. Следовательно, теоретически Россия и Китай могут создать межправительственную комиссию и законодательно закрепить общие экологические и технологические нормативы.

Но надо понимать, что некоторые вещи Китай не собирается и не хочет интегрировать с другими странами. Так, например, Китай принял решение достигнуть к 2060 году углеродной нейтральности. И поскольку это решение было принято Коммунистической партией Китая, отказаться от этих планов невозможно. Многие провинции стали соревноваться в том, кто уменьшит вредные выбросы, кто перестроит производство, и оказалось, что в 2021 году многие провинции стали испытывать нехватку ресурсов и сырья. В некоторых провинциях дело дошло до отключения электричества, потому что они пытались работать с опережением. И, как следствие, наоборот увеличивали количество выбросов, нарушали ESG-принципы. Китай быстро пересмотрел подходы к достижению углеродной нейтральности и регулированию этих вопросов и при этом сохранил как высокий уровень трудовых стандартов, так и соблюдение трудовых гарантий. Это, кстати, потребовало очень больших денег. То есть Китай сначала что-то у себя отрабатывает, ну, а потом уже начинает экспортировать. И не всегда опыт и подход Китая применимы в других странах.

Сергей Луконин: Я бы сказал, что как таковой системы ESG в Китае нет. Есть стратегическая работа китайского правительства по отдельным направлениям, которые совпадают с повесткой ESG. Первое и самое главное — это работа Китая по улучшению экологической обстановки. Это совпадает, соответственно, с компонентом «Е» («Environment»). Работа по улучшению экологии в Китае началась уже достаточно давно. Там складывалась катастрофичная ситуация, поэтому основное направление работы китайского правительства — окружающая среда, а именно уменьшение загрязнения и построение «Прекрасного Китая», что включает в себя чистую воду, зеленую траву, пахотные земли. Это все укладывается в стратегическую цель Китая, которую озвучил Си Цзиньпин: к 2060 году полностью декарбонизировать китайскую экономику, но, правда, с оговоркой, что к 2030 году будет достигнут пик вредных выбросов. Остальные компоненты: «S» («Social») и «G» («Governance»), в Китае применяются ограничено, потому что основная руководящая роль принадлежит партии, а не корпорациям. Все, что касается компонента «G», понятно, что частный бизнес определяет основные направления своего развития. Но в крупных компаниях, даже если они являются негосударственными, а частными, все равно, вероятнее всего, организована какая-то партийная ячейка, которая смотрит на то, как компания себя ведет. И понятно, что цели компании до определенной степени синхронизируются со стратегическими целями развития самого государства. Поэтому, нельзя сказать, что в Китае есть устойчивая ESG-система в западном понимании. Хотя, некоторые китайские компании, в особенности те, чьи акции торгуются на иностранных и китайских фондовых биржах, уже публикуют отчетность, но преимущественно по компоненту «Защита окружающей среды». В России это тоже в общем-то новое явление, которое привнесено Западом, чтобы отвечать потребностям иностранных инвесторов. Я бы сделал такой вывод, что на самом деле полноценная ESG-система ни в России, ни в Китае пока что не выработана, но постепенно формируется, особенно в Китае.

Татьяна Завьялова: У России и Китая разные стратегии в области ESG. Однако в ряде сфер (стандарты отчетности, зеленые сертификаты продуктов/процессов, углеродные единицы, таксономия зеленых/социальных проектов) конвергенция российской и китайской ESG-систем возможна.
Но сначала надо договориться об общих понятиях. В Евросоюзе работает международная система торговли квотами. Аналогичная система в Евразии ускорила бы декарбонизацию региона. Унификация отчетности и сертификации оживила бы рынок трансграничных инвестиций в зеленые проекты, а общая с Китаем биржа углеродных единиц может быть коммерчески интересной для России.

Евгений Маркин: Сегодня экологические, социальные и вопросы корпоративного управления оказываются ключевыми факторами для обеспечения устойчивого развития не только компаний, но и государств в целом. Как в России, так и в Китае быстро нарастают процессы зеленого бизнеса и финансирования.

Однако в условиях усиливающегося санкционного давления западных стран происходит переосмысление приоритетов и ESG-тематика уходит на второй план как глобальной, так и российской повестки. К марту 2022 года акцент явно сместился от требований западных инвесторов и регуляторов в сторону российского законодателя и национальной повестки по устойчивому развитию. На передний план выходят вопросы поддержки бизнеса, сотрудников и местных сообществ.
Как подобная ESG-интеграция может выглядеть?
Алексей Маслов: У Китая есть «углеродные вехи», через которые он должен пройти. Это 2025 год, 2030 год и, соответственно, 2060 год. Мы можем синхронизировать наши «углеродные вехи». Ведь Китай сейчас является крупнейшим покупателем углеводородов в России. При этом Китай переходит на низкоуглеродную модель. Это значит, что если мы не будем ориентироваться на китайские темпы перехода на низкоуглеродную модель, то не исключено, что многие наши планы на период до 2030 года не будут синхронизироваться с нашим крупнейшим покупателем.
Также у нас есть рабочие группы, межправительственная комиссия, которые, в конечном счете, замыкаются на премьерской встрече и встрече руководителей государств.
Самое главное — надо понимать, что с Китаем выгоднее договариваться комплексно, нельзя договариваться только о группе компаний или договариваться только о ESG-стандартах. Это все должно быть в общей политике российско-китайских отношений. Мы можем договариваться о том, что Россия готова закупать китайскую продукцию только тех компаний, которые соответствуют стандартам ESG. В свою очередь, продукция российских компаний с продвинутыми ESG-практиками должна в приоритетном порядке допускаться на китайский рынок. И нужно давать зеленый свет, например, понижению целого ряда налогов, которыми облагается российская продукция в Китае.

Сергей Луконин: России, мне кажется, нужно создавать не чисто российскую систему, а ту, которая будет работать в ЕАЭС, для того, чтобы синхронизировать российскую и китайскую системы. Иначе китайская система нас поглотит. Это очевидная вещь.

Татьяна Завьялова: Интеграция должна начаться с переговоров на высоком уровне. Но чтобы на равных разговаривать с КНР, России нужна сопоставимая по степени развития ESG-инфраструктура, а мы пока отстаем. В КНР с 2015 года работает национальная таксономия зеленых финансов — в России она появилась в 2021 году. В Китае в 2021 году запущена внутренняя торговля углеродными единицами. Появление российских углеродных единиц запланировано на 2028 год.
Необходимо прорабатывать общие программы сертификации пищевых продуктов: это даст преимущество российской экологически чистой продукции на китайском рынке. А совместный сертификат зеленого строительства или в других направлениях устойчивого бизнеса облегчит китайским предпринимателям получение разрешений и создание совместных предприятий в России. ПАО Сбербанк готов поддержать разработку таких программ сертификации и верификации.

Евгений Маркин: На сегодняшний день оптимальным вариантом для старта интеграции, как мне видится, является работа в направлении зеленых облигаций. За последние несколько лет китайские компании совершили рывок в этом направлении. Государственный банк развития Китая стал крупнейшим эмитентом сертифицированных климатических облигаций в прошлом году, опередив европейских операторов.
В России же рынок зеленых финансовых инструментов только начинает свое развитие, и на данный момент ответственное инвестирование является одним из ключевых трендов экономического развития российских компаний. Китайские компании, например, могут включать свои облигации в «Сектор устойчивого развития» Московской Биржи. Несмотря на зачаточный этап развития отечественного инвестирования в России, данный подход к привлечению капитала для финансирования экологических и социальных проектов может стать драйвером достижения ESG-целей в будущем.
Какие шаги возможно было бы предпринять, чтобы сформировать единую систему, условную ESG Евразию? Сколько для этого необходимо времени?
Алексей Маслов: И здесь у нас есть уже готовые рычаги. Например, взаимодействие между китайским проектом «Пояс и Путь» и Евразийским экономическим союзом (ЕАЭС). Мы можем стимулировать внедрение общих ESG-стандартов для большого Евразийского партнерства. Это значит, что целый ряд других стран, в том числе, например, Казахстан, Узбекистан, страны центральной Азии, смогут также поддержать эти общие стандарты.
Плюс к этому, наверняка мы могли бы сделать ряд шагов, которые могут облегчить людям понимание ESG, потому что не все понимают, что такое ESG-стандарты. Ну, например, внедрение учебных курсов по ESG, стандартизация требований как в российских, так и в китайских университетах на основе общих платформ. Можно создавать совместные программы подготовки ESG-специалистов.
Кстати, Китай прилагает большие усилия для борьбы с гринвошингом. Многие Китайские организации вешали на свою продукцию (от машин до шоколадок) какие-то лейблы, которые сами же и создали. И это вводило потребителя в заблуждение. Китайское руководство осознало, что сама идея ESG утрачивает доверие и взяло все под свой контроль. И поэтому доверие к зеленой экономике в Китае растет, потому что все понимают, что государство этот вопрос контролирует. Как только в России появится понимание, что государство жесточайшим образом контролирует любую ситуацию, связанную с ESG, тогда, конечно, и нам будет проще жить и с Китаем будет проще общаться.
Я думаю, что за 2−3 года можно достичь первичных соглашений.

Сергей Луконин: Я бы пошел по пути разработки полноценной концепции в Российской Федерации, распространяя ее основные положения на ЕАЭС, а после этого синхронизировал с китайской ESG-концепцией, системой, стратегией. Нам в любом случае это придется делать, так как Китай будет развивать ESG-концепцию и внедрять ее в свою экономику. Соответственно, он будет предъявлять и к нам аналогичные требования. И, очевидно, что нам нужно будет им соответствовать, потому что Китай — второй глобальный лидер, а в середине XXI века может быть станет и первым.

Татьяна Завьялова: Для запуска разработки трансграничной системы, в первую очередь, нужна поддержка и базовое решение о движении в этом направлении на политическом уровне. Затем нужно проанализировать точки пересечения и различия в России, Китае и странах ЕАЭС. Потом можно создать рабочую группу из представителей государства, бизнеса и экспертного сообщества для урегулирования разногласий, после чего выносить готовые решения на рассмотрение органов власти стран-участниц. Пример реализации этой схемы — механизм IPSF, в рамках которого происходит конвергенция таксономий Китая и Евросоюза.

Евгений Маркин: Нужно помнить, что экономики наших стран и рыночное регулирование достаточно сильно различаются. О единой системе сегодня говорить рано, но России и Китаю необходимо озаботиться вопросами локализации ESG-инструментов и использования сформированных глобальных стандартов, принципов и практик, а также углубиться в вопросы разработки совместных технологий для замены западных. Также стоит разработать совместную систему ESG-рейтингов и создать унифицированный подход к подготовке отчетов об устойчивом развитии.

Расширение сотрудничества в атомной и газовой сферах также видится мне наиболее важным аспектом на пути к углеродной нейтральности. Есть возможности в области строительства гидроэлектростанций и производства оборудования для этого сегмента, так как ГЭС являются основным источником низкоуглеродной электроэнергии в мире, а Китаю необходимо снижать долю угольной генерации.

3
Китайский словарь ESG
Термины и понятия повестки устойчивого развития

4
Китай:
мифы и реальность
Существует распространенное мнение, что власть и население Китая безразличны к состоянию окружающей среды и экологическая ситуация в стране только ухудшается. При этом для китайцев очень привлекательны малозаселенные территории российского Дальнего Востока, которые со временем рискуют стать новыми китайскими провинциями из-за притока мигрантов из КНР.

Что из этих утверждений соответствует реальности, а что является мифом? Вспоминаем стереотипы о Китае периода 90-х — начала нулевых и пытаемся разобраться: где правда, а где вымысел.
Пекинский смог
Пекин считается одним из самых загрязненных городов на планете. Концентрация вредных примесей в атмосферном воздухе здесь многократно превышает ПДК. Основными загрязнителями выступают транспорт (около 35% от общего уровня), пыль от непрекращающихся строек (до 25%) и выбросы промышленных предприятий.

Помимо антропогенного фактора, свой «вклад» в загрязнение атмосферного воздуха над Пекином до середины нулевых годов вносили и песчаные бури, возникающие на территории пустыни Гоби. С конца 90-х годов власти Китая занялись решением этой проблемы. Вокруг китайской столицы было создано зеленое кольцо лесонасаждений, благодаря которому количество песчаных бурь удалось сократить вдвое: в 70-х годах они длились по 20 дней в году, сейчас этот показатель снизился до 10 дней.

Помимо высаживания лесов в столичном регионе, были приняты и другие меры по борьбе с загрязнением воздуха. Для контроля транспортных средств с ДВС введены запреты использования автомобиля в будние дни и эксплуатации транспортных средств с высоким уровнем выбросов. Для крупных промышленных предприятий Пекин ввел строгие ограничения на выбросы и взял обязательства контролировать отдельные источники сжигания угля.

Ожидается, что по итогам 2022 года среднюю концентрацию мелкодисперсных пылевых частиц PM2,5 в Пекине удастся сократить на 45% по сравнению с 2012 годом.
Загрязнение Амура
Правый берег реки Амур, который относится к территории КНР, — место, где расположены крупные промышленные предприятия страны. Осенью 2005 года из-за мощного взрыва на химическом заводе Jilin Petroleum and Chemical Company в реку Сунгари (один из самых крупных притоков Амура) попало большое количество бензольных соединений. Загрязнение токсичными веществами затронуло и российскую территорию.

Снизить концентрацию опасных химикатов помогло решение Китая добавить в реку чистую воду из водохранилищ. Помогло также возведение дамб, которые стали препятствием для загрязненных стоков. После аварии Китай построил порядка 200 очистных сооружений и перенес предприятия подальше от реки Сунгари.

Несмотря на то что ЧП такого масштаба здесь больше не происходило, по результатам постоянного регионального мониторинга качество амурской воды по-прежнему оставляет желать лучшего. Основными причинами являются загрязненные пестицидами почвы, стоки с брошенных производств, залповые сбросы неочищенных сточных вод. Правда, винить в этом один Китай неверно. Российская сторона также участвует в загрязнении реки. Согласно недавним исследованиям толщи льда на загрязнение Амура влияет деятельность российских предприятий и бытовой мусор, попадающий в воду со стороны Российской Федерации. Очистка берегов и прибрежной акватории Амура выделена Президентом России в качестве одной из приоритетных задач развития страны до 2024 года.
Миграция на Дальний Восток
Правда ли, что Китай вот-вот захватит Дальний Восток? Страшилки о китайской угрозе для дальневосточных регионов России регулярно публикуются в СМИ и обсуждаются в социальных сетях. Но насколько они правдивы?

По данным Росстата, в 1997—2015 годах в Россию приезжало от нескольких сотен до 6−9 тысяч мигрантов из Китая в год. Население ДФО, по данным Всероссийской переписи населения 2010 года, составляло 6,293 млн человек. Очевидно, что поток мигрантов из Китая не превышает десятых долей процента от числа постоянных жителей.

При этом с 2004 года по 2008 год постоянно возрастала численность трудовых мигрантов из Китая. Причем наплыв китайцев ощутили именно в приграничных дальневосточных территориях. По словам жителей Благовещенска, в этот период большое количество китайцев можно было встретить на стройках и рынках. В магазинах и банках столицы Амурской области появились вывески на китайском языке.
После 2010 года статистика фиксирует значительный рост туристов из КНР. В ответ на это быстро сориентировался бизнес Приморского края: вывески на китайском языке появились на ювелирных и сувенирных магазинах.

По экспертным оценкам, китайская угроза для России маловероятна. Жители Поднебесной предпочитают селиться в крупных агломерациях и больших экономических центрах с развитой инфраструктурой, выбирая территории с теплым климатом. Показательно, что сам Китай заселен крайне неравномерно: в северных и западных провинциях живет около 6% населения, 94% предпочли центральную и восточную части страны — более экономически развитые и климатические комфортные.
Города-призраки vs зеленое строительство
Города-призраки — построенные с нуля мегаполисы, где практически никто не живет, часть современного китайского ландшафта. Значительная их часть возведена во время китайского строительного бума начала нулевых годов. Основная причина — попытка властей стимулировать экономику за счет роста рынка недвижимости. Однако искусственный пузырь лопнул и избыточное количество недвижимости оказалось никому не нужным.

У феномена городов-призраков есть и экологический аспект: от многочисленных строек в воздухе постоянно висела пыль, а реки загрязнялись строительным мусором. С учетом того что стандарты зеленого строительства появились в Китае только в 2006 году, очевидно, что новостройки начала нулевых годов не соответствовали экологическим стандартам, а окружающей среде действительно был нанесен масштабный урон.

Сегодня КНР переживает взлет зеленого строительства. Власти Китая вводят налоговые льготы и субсидируют эко-застройщиков. Девелоперы обсуждают проекты экологичного обновления существующих зданий, повышения энергоэффективности и снижения выбросов СО2. При этом бурное развитие технологий и экологически чистых материалов позволит снизить высокую себестоимость строительства с использованием зеленых технологий. Не исключено, что в будущем появятся и проекты «эко-реновации» для городов-призраков.

5
Рубрика, в которой представители российского бизнеса комментирует актуальные вопросы ESG-повестки.

В этом номере мы спросили о том, как новая реальность повлияет на их ESG-планы и программы.
Бизнес-экспресс

6
Постоянная рубрика, в которой мы обычно рассказываем о проектах компаний России.

В этот раз рубрика полностью посвящена китайскому бизнесу и тому, как компании в Китае придумывают свои проекты в сфере устойчивого развития.
ESG-кейсы
Разработка собственных технологий для очистки одной из самых грязных промышленных площадок в мире
Главный ESG-проект CPDC напрямую связан с ее деятельностью. История началась c объединения CPDC с Тайваньским заводом по производству щелочи в середине 80-х годов прошлого века. Тогда нефтяному гиганту досталась производственная площадка в Аньшуне. Уникальность площадки заключалась в том, что она была единственным в мире участком, одновременно загрязненным ртутью и диоксинами, где под воздействием дождей часть реагента попала в почву и поверхностные воды.
В 2009 году CPDC инициировала крупномасштабную операцию по рекультивации. Для этого компания пригласила ведущих экспертов и развернула научно-исследовательскую работу в области лучших технологий. Решения нашли — сейчас ртуть и диоксины удаляются из почвы под воздействием высоких температур, а наименее загрязненные участки подвергаются влажной обработке. Заключительная стадия проекта завершится в 2024 году.
China Petrochemical Development
Corporation (CPDC)
China Petrochemical Development Corporation крупнейшая компания, входящая в «большую тройку» китайских нефтяных гигантов. Помимо нефтехимических комбинатов компании принадлежит завод по производству водорода и солнечные электростанции. Численность персонала — свыше 580 тыс. сотрудников
Проект оформился в отдельное направление деятельности компании. Сегодня CPDC располагает собственными запатентованными технологиями очистки от химикатов, ведет научно-исследовательскую работу, проводит лекции в университетах и устраивает экскурсии на территорию завода в Аньшуне. В планах компании снять фильм в коллаборации с известной китайской кинокомпанией об «излечении» земли Аньшуня.
«XPeng Club»:
как клиенты автокомпании Хpeng становятся амбассадорами энергосберегающих технологий, а заодно и бренда компании
Ключевой проект Xpeng в компоненте «S» («Social») так называемая платформа «XPeng Club». По сути это проект, ориентированный на продвижение бренда Xpeng, энергосберегающих технологий, и одновременно с этим благотворительная программа.
История проекта такова: на начальном этапе, чтобы сформировать базу лояльных клиентов, компания запустила инициативу X-moment — предложила членам клуба — владельцам электрокаров Xpeng совместные путешествия в провинциальные города Китая. Это был экотуризм с посещением небольших крестьянских хозяйств, ремесленных центров Китая.
Xpeng
Компания Xpeng производит электрокары и предлагает услуги лизинга и автострахования. Численность персонала — около 13 тыс. сотрудников
Следующим этапом стало уже непосредственное вовлечение владельцев элетрокаров Xpeng. Компания запустила инициативу X-walker — организовала благотворительные мероприятия и одновременно дни открытых дверей в своих автосалонах, пригласив владельцев Xpeng выступить в качестве амбассадоров зеленых технологий бренда. Члены клуба XPeng Club делились с потенциальными покупателями опытом вождения электрокаров, давали советы. В 2021 году такие дни открытых дверей Xpeng прошли в 10 крупнейших городах Китая. В планах компании дальнейшее расширение географии мероприятий.
Сегодня проект «XPeng Club» превратился в своеобразный социальный хаб компании, объединяющий инициативы Xpeng в отношении компонента «S». Проект стал удачным примером синергии маркетинговых инициатив и деятельности корпорации в сфере социального развития.
Разрушение «стеклянного потолка» для женщин — исправление гендерного дисбаланса
В истории Китая социальная роль женщины воспринималась в контексте традиционных ценностей. Конфуций не советовал мужчинам и женщинам ходить по одной стороне улицы и даже сидеть за одним столом. Только после революции 1949 года женщины получили часть экономически важных прав, например, право работать. Однако даже в начале XXI века большая часть квалифицированных постов и рабочих мест все еще остается за мужчинами. В стране по-прежнему нет установок и механизмов, стимулирующих повышать долю женщин на руководящих должностях высшего уровня.
Крупнейшая китайская компания Huawei стала одним из флагманов, усилия которого направлены на исправление сложившихся гендерных стереотипов. В борьбе с так называемым «стеклянным потолком» для женщин компания проводит масштабные публичные мероприятия, где главные участники это женщины — лидеры различных индустрий.
Huawei — крупнейшая китайская компания в сфере телекоммуникаций. Численность персонала — более 180 тыс. сотрудников
Huawei
В 2020 году старший вице-президент Huawei Чень Лифан подписала Декларацию Женского делового альянса БРИКС, что дало возможность женщинам — представительницам компании принимать участие в инициативах БРИКС: в продвижении женского предпринимательства на пространствах БРИКС, включении женского бизнеса в глобальные цепочки поставок.
«Женщины в технологиях» — еще один проект Huawei, поддерживающий участие женщин в бизнесе. Эта инициатива носит глобальный характер. Например, компания оказывает поддержку женщинам Индонезии, проводя для них обучающие программы в сфере digital-технологий, а в ЮАР Huawei организует для женщин-предпринимателей Cloud Boot Camp по применению облачных технологий для оптимизации бизнес-процессов. Похожие программы компания инициировала в Бангладеш, Кении, Малайзии, Гане.
В марте 2021 года компания Huawei запустила специальную программу, в рамках которой выделяются гранты студенткам технических, научных и узкопрофильных специальностей (система STEM). После успешного обучения такие студентки получают возможность трудоустройства в компанию на позиции ведущих специалистов.

7
Календарь событий по повестке устойчивого развития в Азиатско-Тихоокеанском регионе
ESG Азия–2022:
Темы: Парижское соглашение, переориентация финансовой системы для достижения климатических целей
ASIFMA ESG & Sustainable Finance Week 2022
Организатор: ASIFMA
Новая конференция ASIFMA, где собираются ключевые эксперты рынков капитала, политиков и новаторов по различным вопросам: масштабирование устойчивого финансирования и ESG по всей Азии до переориентации финансовой системы для достижения климатических целей.
22–23 ноября
Гонконг, онлайн + офлайн
ESG in Fixed Income Asia 2022
Темы: Зеленое финансирование и облигации, инвестиции в облигации, связанные с устойчивым развитием
Организатор: ASIFMA
Форум охватит важнейшие темы, относящиеся к рынкам зеленых, социальных и связанных с устойчивым развитием облигаций. Компаниям будет предоставлена платформа для обсуждения следующих вопросов: как эти тенденции развиваются в каждой области и что это значит для инвестиций в облигации.
1 ноября
Сингапур, офлайн
Sustainability & ESG Business Summit 2022
Организатор: British Chamber of Commerce + Jersey Finance
Саммит Британской Торговой Палаты по устойчивому развитию соберет британских и китайских бизнес-лидеров, политиков для обсуждения последних тенденций и лучших практик по различным направлениям устойчивого развития.
7 сентября
Шанхай
5-th International Joint Conference on Clean Energy and Smart Grid
Темы: мировые достижения и изменения в области чистой энергетики и умных сетей электроснабжения
Организатор: The International Academy of Science and Engineering for Development (IASED)
Открытый форум, на котором можно поделиться и изучить достижения в области чистой энергии и умных сетей электроснабжения. Конференция является платформой для того, чтобы быть в курсе достижений и изменений в постоянно меняющейся области.
19—21 августа
Циндао, офлайн
Темы: маркировка продукции и гринвошинг, обязательства банков и управляющих активами по управлению экологическими рисками, ESG-ответственность компаний.
ASIFMA Compliance Asia Conference 2022
Организатор: ASIFMA
«Разработано отраслью для отрасли». Конференция, на которой более 1000 представителей отрасли со стороны продавцов и покупателей, регулирующих органов, юридических фирм, консультантов и представителей средств массовой информации собираются вместе, чтобы обсудить последние вопросы соблюдения нормативных требований, новые тенденции и практические приложения для укрепления программ соответствия.
28–30 июня
Гонконг, онлайн + офлайн
China carbon neutral factory & maintenance summit 2022
Организатор: APEX International Energy
Мероприятие охватит вопросы декарбонизации крупных предприятий: постановка целей для достижения углеродной нейтральности, их интеграция в бизнес-стратегию организации. В панельных дискуссиях заявлены темы финансирования перехода на возобновляемые источники энергии, мероприятия и подходы к снижению выбросов парниковых газов от производственных процессов, использования цифровизации для декарбонизации. Участники будут делиться опытом и подходами для перехода к низкоуглеродному будущему.
29–30 июня
Шанхай, офлайн
Sustainable Financing in China Virtual Series
Организатор: Euromoney Conferences
Вторая серия вебинара в рамках темы достижения углеродной нейтральности Китая к 2060 году будет посвящена выпуску зеленых облигаций и развитию инструментов ответственного финансирования — механизма привлечения средств в проекты, способствующих декарбонизации. Спикеров приглашают к обсуждению дальнейших шагов по развитию рынка ответственного финансирования в Китае, гармонизации таксономии зеленых проектов и соответствию внутреннего рынка долговых инструментов глобальным стандартам.
29 июня
онлайн
В номере использованы фотографии Shutterstock, Unsplash, Huawei, anews.com, cpdc.com, habarovsk.bezformata.com, imemo.ru, iaas.msu.ru, vedomosti.ru
Подпишитесь, чтобы получать свежие выпуски ESG GAZETA и ESG-дайджеста