Что теперь будет с ESG?
Март 2022
В этом номере
Главная тема: что теперь будет с ESG? Эксперты — о том, будут ли сворачиваться программы ESG в России?
Бизнес-экспресс — первые заявления представителей крупного бизнеса — АЛРОСА, Норникель, Полюс, билайн — о том, что будет происходить с их инвестициями в устойчивое развитие и зеленую экономику
Прямая речь. Что точно теряет актуальность в новой реальности? Как Герман Греф в эксклюзивном интервью ESG GAZETA подсчитывал потери россиян в случае, если ESG — переход не начнется
ESG-кейсы. Рубрика, в которой российский бизнес рассказывает о своих проектах в сфере устойчивого развития, которые не подлежат отмене
Не рекламная пауза. В чем разница между зеленым маркетингом и гринвошингом? Разбираем на примере рекламы, которая все еще актуальна на российском ТВ
Словарь ESG. Главные термины и понятия повестки устойчивого развития
Александр Брискин
Когда мы готовили второй выпуск ESG GAZETA, мы планировали рассказать вам о создаваемом в России рынке углеродных единиц и перспективах использования технической конопли для поглощения CO2 из атмосферы планеты.
Директор практики ESG-коммуникаций и спецпроектов «Михайлов и Партнёры»
Письмо читателям
Но все эти темы сейчас не уместны.
Наверное, главный вопрос, который возникает в профессиональной среде, (не считая всех остальных вопросов), — что будет с темой устойчивого развития в России в ближайшее время? Сохранит ли бизнес свои ESG-программы? Не задвинет ли государство ESG-повестку на дальнюю полку, до лучших времен?
Дорогие друзья!
Возможно именно сейчас, когда общество и экономика находятся под гигантским давлением, станет ясно, какова реальная значимость ESG-повестки для российской экономики.
И еще одно соображение — построить ESG в отдельной взятой стране довольно затруднительно. ESG — это всегда диалог, и очень часто — международный диалог, ведь ESG и устойчивое развитие — это про глобальные вызовы и глобальные решения.
Именно поэтому, ESG GAZETA продолжает диалог со всеми заинтересованными сторонами — нашими читателями, бизнесом, регуляторами, экспертами, журналистами. Подписывайтесь и пишите нам на esg@m-p.ru
Будем на связи!

1
Шок для российской экономики только начинается, но уже можно делать первые прогнозы о том, как изменится повестка устойчивого развития в нашей стране.
Главная тема
Даем слово экспертам
Директор «Fert-Malka Political Consulting», Дания
Моргана Фэр-Малька
Генеральный директор НРА (Национальное Рейтинговое Агентство)
Алина Розенцвет
Заместитель директора Центра исследования устойчивого развития инфраструктуры НИУ ВШЭ, к.т.н.
Владимир Лихачев
Институт географии РАН, руководитель Центра ответственного природопользования, д.г.н.

Евгений Шварц
Останется ли ESG-повестка столь же актуальной для России в этой новой реальности?
Евгений Шварц: Я думаю, что ESG-повестка сохранит актуальность для компаний, которые будут пытаться остаться на международных рынках, если их оттуда не исключат. Кроме того, ESG-повестка останется и, может быть, даже станет еще более значимой для секторов российской экономики, не попадающих под санкции. Насколько я понимаю, лесная промышленность не попадает, по несколько иным причинам не попадают частные компании производящие алюминий и ряд цветных металлов и, соответственно, для них факторы ESG возможно только усилятся. ESG-повестка станет, вероятно, менее актуальной для тех, кто ей и раньше активно сопротивлялся и спрос на продукцию которых ограничена российским внутренним рынком, и кому, в общем, в существенной степени наплевать на мнение и здоровье российских граждан. Таких компаний достаточно много, я не буду их называть — они есть во многих секторах реальной экономики.
Отдельно отмечу ситуацию с Китаем, со стороны которого, как и со стороны ЕС, мы также ожидаем введения требований в сфере трансграничного углеродного регулирования в течение следующих 5−8 лет. Потому что развитие ESG-процессов связано с общей логикой глобальной экономической конкуренции и развития.

Моргана Фэр-Малька: Продвижение ESG-повестки зависит от желания следовать мировым стандартам — по большому счету западному нормативному давлению. А последние события показывают, что российское руководство выбрало другой путь, мягко говоря, не подчиняться. Если такая позиция укрепится не только в военно-дипломатической сфере, но и в других управленческих и правительственных сферах, то ESG-повестке конец. ESG — затратный проект, и прибыль от него не сразу очевидна для всех участников рынка. Без желания быть частью «клуба хороших», Россия просто забудет об ЕSG. Но это, повторяю, будет зависеть от того, распространится ли изоляционизм на всю российскую бюрократию или нет.

Владимир Лихачев: На мой взгляд, переход российских компаний на ESG подчиняется объективным законам развития. Ну, вот Пётр 1 запрещал своим соратникам сморкаться в скатерть. Так и тут. Глобальный тренд развития предполагает учёт этих факторов. Соблюдать набор определенных правил — это прилично. Писать в подъезде и загрязнять природу — неприлично. Не поверю, что Сбербанк даже под санкциями откажется от своего лидерства в ESG-движении в России. Это объективно эффективно, поэтому ESG-повестка будет актуальной.

Алина Розенцвет: Тема зелёного финансирования, ESG и углеродной нейтральности, на мой взгляд, в текущих условиях может получить дополнительный импульс. Во-первых, очевидно, что экономика потребует поддержки. Движение компании в сторону устойчивого развития — «зелёные», социальные и адаптационные инициативы, в том числе связанные с модернизацией производства, могут стать своего рода фильтром для отбора тех, кому такая поддержка будет направляться. Плюс вопрос субсидий и льгот, который давно обсуждается, может быть оперативно решён. Во-вторых, то, что сейчас происходит — не навсегда. За полгода активного обсуждения тематики ESG многие осознали, что это не просто хайп и навязанная западная культура, а реальный вектор на десятилетия. Есть шанс наверстать упущенное, направив временно освобождающийся ресурс на это направление. Особенно это касается углеродных квот и всех международных треков с этим связанных, в которые мы так или иначе, рано или поздно вольёмся. И здесь также стоит отработать механизмы и подходы, использовать возможность для того, чтобы догнать западных коллег, занимающихся этим вопросом ни один год. Тематика ESG может стать и своего рода объединяющей идеей в рамках компаний, развивающей их корпоративную культуру. В-третьих, моменты неопределённости очень хороши для повышения квалификации, обучения, в том числе и в области ESG. Уверена, что мы увидим рост спроса на образовательные программы в ближайшее время. А погружение в эту тематику формирует уверенность в стратегической важности деятельности по достижению целей устойчивого развития, приверженность к необходимости реализации экологической и климатической повестки, создаёт амбассадоров ESG.
Как могут измениться ESG-цели и приоритеты у российского бизнеса и государства?
Евгений Шварц: Нужно еще понять все последствия санкций, их полный масштаб — их введение вероятно еще только развивается и незакончено. Если присутствие российских компаний на Лондонской фондовой бирже, на Гонконгской бирже останется, то ESG-цели и приоритеты у присутствующего на них бизнеса вероятно сохранятся или даже усилятся. Потому что российский бизнес будет в условиях морального осуждения и вины показывать, что он хороший и цивилизованный. Все крупные компании в своей ESG-отчетности будут стремиться показывать: наши показатели по такому-то критерию такие-то, у пяти или 10 крупнейших мировых конкурентов такие-то, мы не хуже, мы занимаем достойное место среди лидеров, ну, а где можно — лучше. Что касается интересов государства — в целом они сохраняются. Посмотрите, что 24 марта говорил Шохин после встречи Путина с бизнесменами. Что мы продолжаем нести общую ответственность по климатической ответственности и энергоэффективности. На мой взгляд, и крупный бизнес, и российское государство будут стараться, насколько возможно, сохранить экологию и климат как некое потенциальное «окно для диалога». Твердо гарантировать это нельзя, но если вообще не будет никаких общих ценностных моментов, то можно запирать границу на засов и дружить с Северной Кореей и т. д. Китай это очень хорошо понимает и сохраняет в том числе и поэтому инструменты влияния населения на экологические показатели деятельности бизнеса в самом Китае. Поэтому если пытаться как-то сохранять участие в мировой экономике, пусть с большим упором на восточные и юго-восточные рынки, то это невозможно без общих ESG-целей, приоритетов, показателей и включенности в международный контекст данной проблематики. Если хочешь, чтобы тебя слышали, то нужно говорить на понятном языке.

Моргана Фэр-Малька: ESG — это тема, зависимая от тесной взаимосвязи процессов: цепочек поставок, взаимного признания стандартов, прозрачной передачи информации, мобильности идей и талантов. Очевидно, что такой взаимосвязи уже не будет в ближайшем будущем.

Владимир Лихачев: Да, цели измениться могут. Да, можно сломать через колено. Но приоритеты бизнеса во всем мире одни и везде — зарабатывать деньги. Честно зарабатывать деньги, а не сидеть в окопах. Дурные деньги — дурные приоритеты. Я верю в лучшее и разумное.

2
Рубрика, в которой представители российского бизнеса комментирует актуальные вопросы ESG-повестки.

В этом номере мы спросили о том, как новая реальность повлияет на их ESG-планы и программы.
Бизнес-экспресс
Вне зависимости от внешних потрясений АЛРОСА продолжает нести ответственность перед регионами своей деятельности, где проживают сотни тысяч человек. Ради их благополучия компания десятилетиями направляет миллиарды рублей на финансирование социальных и экологических проектов. Многое зависит от нас и в части обеспечения устойчивости мировой алмазно-бриллиантовой отрасли, что подразумевает наличие миллионов рабочих мест и поддержание инфраструктуры. Мы всегда исполняли свои социальные обязательства, и период неопределенности не должен на это повлиять. Наша задача сейчас — адаптироваться к происходяшему, чтобы оно не отразилось на людях, регионах и цепочке поставок. Мы будем стремиться обеспечить устойчивость нашей деятельности, чтобы у этих людей была уверенность в завтрашнем дне. Мы также продолжим работу по достижению всех поставленных долгосрочных целей по нашим экологическим программам. Как бы ни менялась мировая повестка, мы обязаны обеспечить устойчивое развитие нашей отрасли и оставить лучший мир будущим поколениям.
Сергей Иванов,
Генеральный директор АЛРОСА
ESG повестка — это, прежде всего, выстроенные бизнес-процессы, повышающие устойчивость бизнеса за счет внимания к социальным и экологическим аспектам деятельности. Думаю, что беспрецедентные вызовы, с которыми столкнулось и государство и бизнес, естественным образом сфокусируют внимание на S-social сфере: обеспечение устойчивого и беспрерывного предоставления услуг высокой значимости (связь, доступ в интернет, несомненно, относятся к этой категории), поддержка сотрудников и их семей в условиях высокой турбулентности, сохранение рабочих мест, в том числе в цепочке поставок, и финансовая доступность услуг и сервисов.
Евгения Чистова,
директор по устойчивому развитию ПАО «ВымпелКом» (бренд билайн)
Для «Полюса» устойчивое развитие — долгосрочный стратегический приоритет и составная часть нашей каждодневной работы. В изменившейся экономической обстановке нужно проявлять ещё больше внимания и ответственности.
Александр Чайчиц,
руководитель направления коммуникаций в сфере ESG ПАО «Полюс»
Все ESG-программы «Норникеля» выполняются по плану. Не стоит забывать, что металлы, выпускаемые нашей компанией, необходимы для глобальной зеленой трансформации. На днях вышел новый неутешительный доклад МГЭИК. Последствия изменения климата в некоторых случаях уже необратимы, миру нужно адаптироваться к новым климатическим реалиям. Этим, в частности, продолжает заниматься «Норникель», осуществляя модернизацию не только своего бизнеса, но и регионов присутствия.
Мы продолжаем выполнять все свои социальные обязательства, как в отношении сотрудников, так и жителей регионов, а также коренных и малочисленных народов Севера. В активной фазе находится наша флагманская Серная программа — крупнейшее экологическое мероприятие в федеральном проекте «Чистый воздух». Нам уже удалось свести на ноль выбросы диоксида серы на границе с Норвегией, а к 2025 г. выбросы диоксида серы в Норильском промышленном районе сократятся на 90% по сравнению с 2015 г.
При этом, мы не исключаем, что возможны сбои поставок импортного оборудования, необходимого для осуществления ESG-трансформации нашей компании. В настоящее время мы ведем на площадке РСПП консультации с представителями профильных министерств, чтобы минимизировать эти риски.
Андрей Евгеньевич Бугров,
Старший вице-президент по устойчивому развитию «Норникеля»

3
Буквально за несколько дней до начала операции на Украине ESG GAZETA взяла эксклюзивное интервью у Президента, Председателя Правления Сбера Германа Грефа. Теперь мы все оказались в совершенно другой реальности. Но ответы главы Сбера, в целом, не потеряли актуальности. Герман Греф рассказал, почему он считает, что доходы россиян упадут, если в нашей стране не начнется ESG-переход, а мировая экономика, и, прежде всего, страны Запада начнут постепенно отказываться от российских углеродов.

Теперь очевидно, что западные страны будут намного активнее снижать зависимость своих экономик от российской углеродов. А еще придется учитывать новое трансграничное регулирование со стороны Запада и Китая, которое может стать еще одним фактором «сдерживания» российского экспорта. России, помимо глобальных экономических вопросов, возникших из-за санкций, все равно придется решать задачу модернизации экономики и декарбонизации. Прямо накануне операции на Украине, российское правительство заговорило о создании в России суверенного рынка углеродных единиц и собиралось обложить российский бизнес дополнительными налогами, чтобы сохранить деньги в российской экономике, а не платить их Евросоюзу в качестве трансграничного налога. Как сейчас будет решаться этот вопрос, конечно же непонятно.

Ясно только, что решать те же глобальные экологические вызовы придется на фоне мобилизационной экономики и их стоимость еще возрастет. Тем более, любопытно посмотреть подсчеты Германа Грефа, сделанные им до начала военной операции. Только эти суммы, похоже, будут существенно увеличены.
Прямая речь
Герман Греф: Мы полагаем, что переход к климатической нейтральности и снижение выбросов парниковых газов — единственное решение для человечества. Для России эта проблема сверхактуальна. Как на уровне физических последствий, так и с точки зрения структуры нашей экономики. В нашей стране за последние 20 лет количество опасных природных явлений удвоилось, а скорость потепления в России в 2,5 раза выше, чем в среднем в мире, в связи со стремительным потеплением в Арктике. А в Москве за последние 30 лет средняя январская температура выросла на два градуса Цельсия.
Герман Греф: Мы полагаем, что переход к климатической нейтральности и снижение выбросов парниковых газов — единственное решение для человечества. Для России эта проблема сверхактуальна. Как на уровне физических последствий, так и с точки зрения структуры нашей экономики. В нашей стране за последние 20 лет количество опасных природных явлений удвоилось, а скорость потепления в России в 2,5 раза выше, чем в среднем в мире, в связи со стремительным потеплением в Арктике. А в Москве за последние 30 лет средняя январская температура выросла на два градуса Цельсия.
По нашим оценкам, в результате падения спроса на углеродоинтенсивные товары, такие как нефть, газ, СПГ, нефтепродукты, уголь, объем российского экспорта может сократиться на 20% к 2035 году. С учетом этого фактора и введения трансграничного углеродного регулирования российский экспорт может потерять 4,4 трлн долл. до 2050 года. Это означает сокращение нефтегазовых доходов федерального бюджета на 63%. Наш бюджет может недополучить 97 млрд руб. уже в 2035 году. Если придерживаться действующей траектории развития, то стране грозит консервация технологической отсталости и потеря конкурентоспособности. Время «легких» решений прошло, и сейчас время принимать самые значительные решения, которые позволят адекватно реагировать на внутренние и внешние вызовы, стоящие перед российской экономикой.
По нашим оценкам, в результате падения спроса на углеродоинтенсивные товары, такие как нефть, газ, СПГ, нефтепродукты, уголь, объем российского экспорта может сократиться на 20% к 2035 году. С учетом этого фактора и введения трансграничного углеродного регулирования российский экспорт может потерять 4,4 трлн долл. до 2050 года. Это означает сокращение нефтегазовых доходов федерального бюджета на 63%. Наш бюджет может недополучить 97 млрд руб. уже в 2035 году. Если придерживаться действующей траектории развития, то стране грозит консервация технологической отсталости и потеря конкурентоспособности. Время «легких» решений прошло, и сейчас время принимать самые значительные решения, которые позволят адекватно реагировать на внутренние и внешние вызовы, стоящие перед российской экономикой.
По нашим подсчетам, в ближайшие 30 лет на декарбонизацию отечественной экономики понадобится более 1 трлн долл. Хорошая новость в том, что мы знаем, где можно взять дополнительные средства для решения этой задачи и куда в первую очередь их нужно направить.
По нашим подсчетам, в ближайшие 30 лет на декарбонизацию отечественной экономики понадобится более 1 трлн долл. Хорошая новость в том, что мы знаем, где можно взять дополнительные средства для решения этой задачи и куда в первую очередь их нужно направить.
Если ввести необходимые меры для развития ESG-финансирования и приступить к созданию внутреннего рынка углеродных единиц, то выручка от продажи квот на выбросы сформирует дополнительный источник доходов федерального бюджета. Средства из этого источника могут быть целевым образом использованы для финансирования декарбонизации отраслей и внедрения прорывных технологий. В первую очередь нужно решить задачи энергоперехода и декарбонизации энергетической отрасли, в том числе с повышением доли возобновляемых источников энергии, нулевым рутинным сжиганием попутного нефтяного газа, сокращением утечек метана, массовым переходом на наилучшие доступные технологии. Плюс повышение и использование потенциала поглощения России — решение, не требующее технологического прорыва и экономически эффективное уже при цене на углерод 10 долл. за тонну.
Если ввести необходимые меры для развития ESG-финансирования и приступить к созданию внутреннего рынка углеродных единиц, то выручка от продажи квот на выбросы сформирует дополнительный источник доходов федерального бюджета. Средства из этого источника могут быть целевым образом использованы для финансирования декарбонизации отраслей и внедрения прорывных технологий. В первую очередь нужно решить задачи энергоперехода и декарбонизации энергетической отрасли, в том числе с повышением доли возобновляемых источников энергии, нулевым рутинным сжиганием попутного нефтяного газа, сокращением утечек метана, массовым переходом на наилучшие доступные технологии. Плюс повышение и использование потенциала поглощения России — решение, не требующее технологического прорыва и экономически эффективное уже при цене на углерод 10 долл. за тонну.
Эта работа должна стать одним из приоритетов государства и бизнеса на всех уровнях. России необходимо разработать детальную дорожную карту с мероприятиями по декарбонизации углеродно-интенсивных отраслей, созданию и развитию новых экспортоориентированных производств, а также реализации дополнительного потенциала поглощения экосистем. Современная программа реиндустриализации создаст миллионы новых рабочих мест и обеспечит устойчивые темпы роста мировой экономики в долгосрочной перспективе.
Эта работа должна стать одним из приоритетов государства и бизнеса на всех уровнях. России необходимо разработать детальную дорожную карту с мероприятиями по декарбонизации углеродно-интенсивных отраслей, созданию и развитию новых экспортоориентированных производств, а также реализации дополнительного потенциала поглощения экосистем. Современная программа реиндустриализации создаст миллионы новых рабочих мест и обеспечит устойчивые темпы роста мировой экономики в долгосрочной перспективе.
Интервью Германа Грефа от 13 февраля 2022 года

4
Постоянная рубрика, в которой российский бизнес рассказывает о своих проектах в сфере устойчивого развития.

Несмотря на резко осложнившуюся экономическую ситуацию, участники рубрики, с кем ESG GAZETA удалось дополнительно связаться, также подтвердили свое намерение следовать утвержденным ранее EGS-программам и проектам.
ESG-кейсы
Проект модернизации для снижения карбонового следа
Федор Климкин
директор по корпоративным коммуникациям ТМК
У компании много проектов в сфере устойчивого развития, но если выбирать самый главный из них, то это, пожалуй, проведенная модернизация производства с использованием наилучших доступных технологий, которая позволила существенно сократить карбоновый след.

Ключевые предприятия были фактически отстроены заново, устаревшее мартеновское производство полностью заменено на электросталеплавильный, более экологичный метод выплавки стали, при котором используется вторичное сырье — металлолом.

На всех заводах ТМК были внедрены высокотехнологичные агрегаты по производству труб, оборудованные системами газоочистки с эффективностью до 99%, доля оборотного водоснабжения увеличена до 96%. Общие затраты на программу модернизации составили 160 млрд руб., более 10% из которых было направлено на проекты по защите окружающей среды.
«Трубная металлургическая компания» — российская металлургическая компания, крупнейший российский производитель труб, входит в тройку лидеров мирового трубного бизнеса.
Численность персонала — 54 000 человек.
«Трубная металлургическая компания»
Результатом стало значительное улучшение экологии в городах присутствия предприятий ТМК. Несколько цифр: удельные выбросы загрязняющих веществ в атмосферный воздух сократились в 1,3 раза, а выбросы СО2 — в 1,6 раза. Сброс сточных вод удалось сократить вдвое, водопотребление — в 1,3 раза. Объем образования отходов снижен на 40%.

В прошлом году мы начали реализацию новой целевой программы по сокращению эмиссии парниковых газов, бюджет которой составит около 3 млрд руб. Компания планирует к концу 2023 года снизить выбросы СО2 в атмосферу на 8%. Также в ближайшие три года запланированы инвестиции в размере 1,5 млрд руб. в дальнейшее увеличение доли оборотного водоснабжения и около 1 млрд руб. — в продолжение работы по сокращению объема отходов.

Параллельно компания проводит инвентаризацию источников выбросов, производственных процессов, влияющих на углеродный след продукции. После составления полной картины и подтверждения выводов независимой организацией мы определим дальнейшие ориентиры, которые будут включены в Стратегию снижения выбросов парниковых газов на период до 2030 года.
Стартап по созданию автоматов (фандоматов) для сбора пластиковых бутылок и алюминиевых банок
Максим Каплевич
сооснователь стартапа Ecoplatform
Изначально мы занимались IT-производством оборудования и мало что знали про экологию. Но в 2019 году я узнал про то, что существуют фандоматы — специальные автоматы для сбора пластиковых бутылок и алюминиевых банок. Стал интересоваться экологией и понял, что экологические проекты в бизнесе — одна из самых перспективных тем.

И это еще и социальный бизнес. Когда ты каждый день не просто думаешь про то, что заработаешь и потратишь, а думаешь и про какой-то социальный аспект своей деятельности.

В декабре 2019 года мы установили первый автомат в крупном супермаркете в Санкт-Петербурге. В начале 2020 — еще два в московских магазинах. Наши автоматы или покупают, или берут в аренду крупные продовольственные магазины, такие как «ВкусВилл», «Лента» и «Перекресток». Пандемия, конечно, затормозила развитие. Но у нас сейчас либо уже запущены, либо готовы к запуску около 200 автоматов. И мы уже перешагиваем отметку в 50 млн собранных пластиковых бутылок и алюминиевых банок. При этом нужно сказать, что российский рынок перерабатываемых бутылок — это около 23 млрд бутылок в год.
То есть мы видим, что люди нас поддерживают. Сначала, например, во «ВкусВилл» в Петербурге работала программа лояльности для клиентов в обмен на сдачу бутылок. Полученные бонусы они могли тут же тратить на продукты. Но люди используют наши фандоматы и без дополнительного стимулирования. Некоторые автоматы собирают по 500−600 бутылок в день.
Стартап по сбору пластиковых бутылок, стеклянной тары и алюминиевых банок.
Численность сотрудников — порядка 50 человек.
ECOPLATFORM
Если говорить про нашу бизнес-модель, то она выглядит так: мы получаем прибыль с продажи, аренды и обслуживания фандоматов, а также по 1 рублю на каждую сданную единицу тары.

Мы хотим строить экосистему, соединить экологию и технологии. Мы для себя формулируем наш рынок как экотех. Потому что мало желания что-то хорошее делать в экологии — нужна инфраструктура, нужно именно развитие технологий.

Рынок упаковки всегда работал работал с возражениями, со стереотипами. Не все люди понимают, почему нужно бороться с мусором. При этом мировой рынок упаковки — это порядка 800 млрд долл. в год.

Это непочатый край работы и для нашей страны, и для нашей компании тоже.

Сейчас в компании занято более 50 человек, а скоро будет под 100. Это сотрудники в регионах, которые работают над формированием нашей IT-составляющей, а также занимаются непосредственно техническим обслуживанием автоматов на локациях в регионах присутствия.

Уже в этом году мы рассчитываем вырастить сеть до 1500−2000 фандоматов. Мы подсчитывали — уже через пару лет устойчивого развития бизнеса мы сможем собирать каждую 23-ю бутылку в стране. До 4% от всего объема утилизируемых бутылок будет попадать к нам в фандоматы и сразу отправляться на переработку.
Фандомат — это аппарат для автоматического сбора пластиковых бутылок и алюминиевых банок за вознаграждение. Как правило, устанавливается в магазинах, торговых центрах, на рынках.
Проект-стартап по созданию аппарата, улавливаюшего СО2 из дымовых газов
Виталий Яшин
директор по развитию бизнеса
Мы занимаемся технологиями улавливания СО2, и в 2021 году наша команда создала роторно-дисковый аппарат, который, в отличие от аминовых колонн (самого популярного решения по улавливанию СО2), значительно меньше в размерах, дешевле и эффективнее. Наш проект стал победителем конкурса технологических стартапов Фонда «Сколково».

Разработкой аппарата наша команда занималась в Технологическом институте в Санкт-Петербурге. Сначала мы планировали с помощью этой технологии чистить попутный нефтяной газ от сероводорода, но увидели, что решение наиболее эффективно себя показывает в работе с углекислым газом, поэтому в 2021 году наш проект сменил направление развития.

Сейчас мы уже успешно прошли лабораторные испытания и занимаемся отработкой технологии. Мы уже начали работать с рядом компаний, которые проявили интерес к нашей технологии. В чем плюсы нашего решения — оно позволяет быстро произвести оборудование, легко доставить его даже в труднодоступные места на обычном транспорте, быстро подключиться к дымовым газам, заняв мало места. В итоге это позволяет значительно снизить CAPEX и OPEX проекта по улавливанию (менее 30 долл. за тонну), а также сократить сроки реализации проекта с годов до недель.

У нашей компании амбициозная цель — к 2030 году улавливать сотни миллионов тонн СО2 в год.
Стартап по созданию аппаратных решений для улавливания CO2 из дымовых газов промышленных предприятий.
Численность персонала – 10 сотрудников.
ООО «РОТОРНО-ДИСКОВЫЕ ТЕХНОЛОГИИ»

5
Похоже, что и российский рекламный рынок также претерпит существенные изменения из-за последних глобальных событий. Уходят мировые бренды, которые много лет формировали тренды, в том числе, и в подаче рекламных материалов. Как изменится реклама российских товаров, пока, конечно, говорить рано. Но можно предположить, что тема ESG в ней останется.
Не рекламная пауза
В последнее время стали появляться ролики, где отечественные производители продвигают свою продукцию с помощью повестки устойчивого развития. Для такого направления в корпоративной среде уже давно придумано название – зеленый маркетинг (см. рубрику Словарь ESG). Однако некоторые используют тему ESG без достаточных оснований, пытаясь создать имидж экологически ответственного бренда или продукта. Для таких уловок тоже есть название – гринвошинг, в буквальном переводе – «зеленое отмывание». Как отличить одно от другого?
ESG GAZETA посмотрела один из роликов, который еще недавно был весьма заметен на отечественном ТВ, вместе с главным редактором издания, директором практики ESG-коммуникаций «Михайлов и Партнеры» Александром Брискиным и заместителем генерального директора «Михайлов и Партнеры» Надеждой Дроздовой.
Смотрите, вот ролик известного производителя пельменей. За 22 секунды в нем сообщают потребителям, что «осознанная жизнь предполагает уменьшение потребления ради будущих поколений», и сразу же предлагают — «покупайте наши пельмени категории А». Связь пельменей с повесткой ESG объясняется в титрах — у них перерабатываемая упаковка, а при производстве использованы некие «фермерские ингредиенты». Что нам этот ролик говорит с точки зрения маркетинга? Это образец современного зеленого маркетинга или нет?
Надежда Дроздова: Образца зеленого маркетинга, наверное, пока не существует не только в России, но и в мире. Даже очень крупные бренды — Coca-Cola, Pepsi или Nestlé - многократно были обвинены в гринвошинге. Из ролика можно сделать вывод, что технологии производства и упаковки соответствуют требованиям, которые можно подвести под экологические. Это является одним из элементов зеленого маркетинга. И в этом ничего плохого нет. Интересно другое — насколько действительно эта реклама сейчас вызывает отклик у потребителей.
Так эта реклама — зеленый маркетинг или гринвошинг?
Александр Брискин: Это, скорее, просто использование хайпа, который есть вокруг ESG-повестки. Вопрос, действительно, — где грань, после которой это превращается в гринвошинг. Наверное, эту грань можно найти, если изучить годовую отчетность этой компании, посмотреть, что конкретно делается в рамках программ устойчивого развития, какие KPI и насколько то, о чем говорится в ролике, соответствует действительности.

Надежда Дроздова: С формальной точки зрения, конечно, это вряд ли гринвошинг. То есть по формальным признакам проверить то, что они говорят, невозможно, но можно предположить, что все то, что они обещают, может быть реализовано. Действительно нужно употреблять осознанно и действительно это нужно делать ради будущих поколений. Насколько это хорошо сочетается с пельменями в нашем сознании? Наверное, не очень. Мы просто еще пока не привыкли, что тему устойчивого развития скоро начнут использовать очень многие, не только представители крупного бизнеса или промышленности. И да, сначала будут говорить, а потом будут делать. Но с точки зрения продаж мне лично не кажется, что это суперэффективный ролик.

Александр Брискин: Известно, что чем общество богаче, тем больше в нем прослойка потребителей, которые обращают внимание на зеленый маркетинг и на вопросы, связанные с экологией продукта. Хорошая новость в чем состоит? В том, что такая реклама — это маркер востребованности темы устойчивого развития сейчас, и она явно уже рассматривается маркетологами как тема, через которую можно выйти на премиальную как минимум категорию потребителей.
То есть та часть покупателей, которые покупают премиальные пельмени, уже готовы покупать после фразы «заботьтесь о будущих поколениях»?
Александр Брискин: Дело в том, что они обратят на это внимание. И они реагируют на слова-маркеры: «осознанное потребление», «ради будущих поколений». Вот этот набор слов уже становится лозунгом, на который просто реагируешь как на рекламный слоган.

Надежда Дроздова: И пельменей сразу захотелось…

Александр Брискин: Сейчас бы со сметаной…

6
Словарь ESG
Главные термины и понятия ESG-повестки
Зеленый маркетинг (грин-маркетинг, экологический маркетинг, экомаркетинг) —подход к продвижению товаров и услуг, акцентирующий внимание потребителя на экологических характеристиках продукта, а также экотехнологиях, задействованных при его создании.
Green harvesting (термин, распространяющийся в англоязычной среде) — тактика корпоративного управления в сфере ESG, при которой компания демонстрирует обществу и заинтересованным сторонам результаты в легкодостижимых операционных ESG-задачах, не решая при этом проблемы своей долгосрочной устойчивости.
Scope 3 (третья сфера охвата) — косвенные выбросы компании, образующиеся при производстве в цепочке поставщиков, а также в процессах, оказывающих влияние на формирование стоимости компании.
Подпишитесь, чтобы получать свежие выпуски ESG GAZETA и ESG-дайджеста